Психологическая помощь при онкологических заболеваниях

Одной из важных психологических проблем в онкологической клинике является проблема реакций личности на болезнь. От учета этих реакций во многом зависит общий успех лечения. Вместе с тем существует достаточно глубокий разрыв между современными, постоянно усложняющимися методами специального лечения, поставленными на строго научную основу, и уровнем знаний практических врачей об особенностях психического статуса онкологических больных. Такой разрыв оказывает влияние на характер, течение, эффективность лечения, на психическую активность больных, возможности их социально-трудовой реабилитации и, в конечном итоге, на продолжительность их жизни.

Психологической основой ориентации больного на продуктивную социальную жизнь, успешную адаптацию в обществе является активация его мотивационной сферы, ценностных ориентации, создание адекватных трудовых установок. Здесь мы сталкиваемся с наиболее важным моментом изменений личности при онкологических заболеваниях. Эти изменения есть результат развития в условиях кризисной ситуации. Задавая условия такого развития, объективная ситуация тяжелого, смертельно опасного заболевания приводит к изменению “позиции” больного, его мироощущения, краху жизненных ожиданий.

Специфическая ситуация тяжелой болезни актуализирует у онкологических больных мотив “сохранения жизни”, который становится главным побудительным и смыслообразующим мотивом их деятельности. Все остальное кажется бессмысленным, не имеющим самостоятельной ценности. Больные ощущают, что все, к чему они стремились раньше, чего добивались с трудностями и усилиями, важно только тогда, когда нет угрозы более витальным потребностям. Необходимыми и осмысленными кажутся формы деятельности, связанные с лечением и отвечающие потребности физического существования.

Привычные формы деятельности при сохранении своего внешнего вида меняют внутреннее содержание, наполняясь новым, связанным с болезнью, смыслом. Так, даже работа, кроме возможности самореализации, достижения материального благосостояния, может стать способом отвлечения от болезни, физкультура - методом лечения, пища — диетой. При антагонизме мотива “сохранения жизни” ранее действовавшим мотивам, невозможности включения их в деятельность лечения в качестве целей они теряют актуальность, лишаются смысла. Человеческая деятельность из полимотивированной в норме становится весьма бедно мотивированной, что проявляется как в реальной жизни больного, так и в клинической картине личностных изменений.

Аутизация, замкнутость, отчужденность, обеднение эмоциональной сферы, пассивность онкологических больных, описанные в клинических и психологических исследованиях, в значительной степени обусловлены сужением круга актуальных мотиваций, новым их смыслом для больного. Доминирование ведущего мотива “сохранения жизни” придает особую специфику всей психической жизни больного, накладывает отпечаток на особенности восприятия, мышления, перестраивает систему ценностей, все его мироощущения. Больные сами отмечают, что “все стало другим”, “теперь я ко всему по-другому отношусь”. То, что раньше радовало, привлекало, казалось важным, теряет свою привлекательность, лишается смысла, зато появляются ранее несвойственные интересы, повышенная эгоистичность. Больные становятся более равнодушными, сужается диапазон событий, представляющих для них эмоциональную значимость. Ограничиваются контакты с окружающими людьми. Творческая активность сменяется стремлением к стереотипному выполнению работы. И к себе, и к окружающим больные становятся менее требовательными, сохраняя часто мелочность, желание опеки.

Психологические трудности, с которыми сталкиваются онкологические больные, связаны не только с угрозой жизни. Проведенное лечение, калечащие операции ставят перед ними профессиональные, бытовые, семейные и другие проблемы. Их значимость определяется субъективно. В качестве примера могут быть названы угроза женственности и боязнь нарушения супружеских отношений после мастэктомии (удаление молочной железы), страх быть отвергнутым семьей и обществом после колостомии (искусственный задний проход), которые сами по себе начинают доминировать в структуре переживаний.

То или иное содержание психологического конфликта вызывает значительное повышение уровня эмоциональной напряженности, проявляющейся прежде всего в ощущении опасности, беспокойства, страха, тревоги, порой приводящих к фиксации психического нарушения и полной дезорганизации поведения.

Наиболее ранимыми (сензитивными), являются больные с психастеническим складом личности, у которых подобные изменения приобретают наиболее выраженную и устойчивую форму. Наиболее “устойчивы” больные с эпилептоидным и истероидным преморбидом. Важно определить состояние мотивационной сферы, выделить сохранившиеся участки, на которых можно начинать работу, определить области значимых отношений и переживаний. При этом отнюдь не всегда следует ориентироваться на собственное мнение больного, его жалобы, так как истинная область конфликта, подлинный источник переживаний может быть скрыт и от самого больного. Для его определения необходимо проведение соответствующей квалифицированной диагностики.

К сожалению, онкология касается не только взрослых, но и детей. Успехи в лечении опухолей у детей несколько изменили задачи психологов, педагогов, социальных работников и ранее привлекавшихся к работе с этими больными, а также курирование этих больных детскими психиатрами.

Это связано с тем, что раньше все эти специалисты чаще сопровождали детей в течение их изнурительной болезни или подключались периодически в терминальный период болезни. В современных условиях главной задачей всех, кто участвует в обслуживании этих больных является поддержание максимально качественного уровня жизни в условиях болезни с относительно неблагоприятным.

Известно, что реакция на госпитализацию зависит от многих факторов, основными из которых являются: возраст ребенка, личные особенности, уровень интеллектуального функционирования, поведение родителей, резкое изменение жизненного стереотипа. Больные сообщают, что при поступлении в больницу "было страшно", "грустно", "хотелось плакать". Дети младше 10 лет не дифференцируют свое отношение к госпитализации, просто говорят, что "очень - очень хочется домой". Следует отметить, что отрицательные эмоции у больных с каждой последующей госпитализацией усиливаются, травматизация, связанная с повторными поступлениями в больницу, бывает более глубокой и длительной. Большинство детей понимают, что целью стационирования является лечение, но при неплохом самочувствии дети старшего возраста считают, что можно лечиться дома. Таким образом, на первых этапах болезни госпитализация в подавляющем большинстве случаев является серьезной психической травмой для детей.

С нарастанием стажа болезни все дети считают себя больными и это также является психотравмирующей ситуацией. Оценка болезни детьми бывает резко отрицательной. С увеличением длительности заболевания дети привыкают к статусу больных, но в обыденной жизни все большую роль в механизмах психологической защиты играет вытеснение из сознания факта болезни, хотя они ни когда не ощущают себя выздоравливающими.

Там, где болезнь воспринимается детьми, как наказание, или кара, за предыдущие грехи и непослушание, больные боятся быть "плохими" детьми. Поэтому с началом заболевания поведение таких детей улучшается - они становятся послушными, выдержанными, скрупулёзно выполняют все просьбы и распоряжения. Это отмечается как во время госпитализации, так и дома. Другие дети с началом заболевания становятся агрессивными, раздражительными, демонстративно отказываются подчиняться взрослым. Иногда рисунок их поведения становится регрессивным (ведут себя как маленькие дети). У старших детей и подростков 13-17 лет рано проявляются реакции эмансипации: они допоздна гуляют, начинают курить, употреблять алкоголь, вступают в ранние половые связи. Постоянно в присутствии окружающих грубят близким, вплоть до нецензурных слов.

У онкологических больных детей устанавливаются следующие отношения с родителями:

1)деспотичное поведение, полное игнорирование интересов семьи, подчинение всех членов семьи обслуживанию "себя и болезни";

2)безразличное отношение к семье, уход в свои психологические проблемы, связанные с болезнью;

3)полная зависимость от семьи, полное послушание, чувство вины перед родителями;

4)отношения в семье не изменяются или изменяются адекватно ситуации.

Эти типы отношений не бывают застывшими и с течение заболевания видоизменяются, могут носить смешанный характер на каком-то этапе, но, как правило, развитие этих отношений имеет отрицательную динамику.

Онкология это страшное испытание, касающиеся жизни не только больного, но и его родственников. Подходить к проблеме нужно сообща, постоянно поддерживать друг друга и сохранять любовь и доверие.

Институт Профилактики предлагает услуги психологической помощи всем семьям, которые столкнулись с этой страшной бедой. Психологи нашего отдела помогут Вам  и Вашим близким справиться с тяжёлыми трудностями в семье, личной и общественной жизнью.

 
Здесь можно подписаться на рассылку: советы психолога на каждый день
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
Ваше отчество:
Ваш город:

Здесь можно подписаться на рассылку: образцы психологического заключения для суда
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
Ваше отчество:
Ваш город:
 
Сайты медико-профилактического отдела Института профилактики
Сайты юридического отдела Института профилактики
Сайты отдела продаж профилактической продукции

Авторские права © 2010 Психодиагностика и психологическая помощь. Все права защищены.
статистика Яндекс цитирования